22:43 

ОК Цветок Камалейника 2015: 1 этап, мини II

ОК Цветок Камалейника 2016
top

Название: Сердце твоё двулико
Автор: ОК Цветок Камалейника 2015
Бета: ОК Цветок Камалейника 2015
Форма: проза
Размер: мини, 1 426 слов
Персонажи: Джай, ЭрТар, Радда, Архайн
Категория: джен
Жанр: ангст
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: модерн!АУ, революция!АУ, некоторый ООС отдельных персонажей, упоминание (и неодобрение) лёгких наркотических веществ (не является пропагандой!)
Краткое содержание: Соратников нужно изучать тщательнее, чем врагов.
Размещение: после деанона, с разрешения автора



Мотоцикл оглушительно протрещал по складским кварталам и, взрявкнув глушителем, остановился у мусорного бака.

— Наше вам здрасьте, — равнодушно сообщил ЭрТар, отбросил окурок. — Э, куда? Стой, дурная скотина!

Тишш вопли хозяина проигнорировал, завертелся юлой вокруг спрыгнувшей с седла девушки, замяукал, требуя, чтобы его погладили.

— Хороший, хороший, — приглушённо сообщила та из-под шлема, рассеянно скользнула затянутой в крагу ладонью по корлиссьим ушам, настороженно завертела головой.

— Нэт тут ныкто, — с досадой обронил «сорока», отряхнул ладони. — Тишш, прэдател’, коврык станэш’. Тьфу, да не лижись ты! — отпихнул лезущего с извинениями кошака. — Отравишься ещё!

— Ты опять по помойкам шатался? — поинтересовалась Радда, стягивая шлем и встряхивая едва прикрывающими уши волосами.

— Зачэм памойка? — возмутился ЭрТар. — Химзавод миныровал, да?

— Избавь меня от этой информации, — тоскливо попросил Джай, одёрнул форменную куртку. — И так на три трибунала с вами уже набрал.

— Брента надо вытаскивать, — веско сообщила Радда. — Глушитель мне посмотришь? — кивнула на свой «Ящерок». — Не нравится он мне что-то.

— Меня кто вытаскивать будет?! — взбеленился обережник, но от огораживающей тупик с баками сетки-рабицы отлип, шагнул к мотоциклу. — Инструменты?

— В багажнике, — махнула рукой девушка. — Если у нас всё получится — вытаскивать тебя не придётся.

— Если нэ палучица — тэм болэе, — обнадёжил ЭрТар, тряхнул поставленными дыбом волосами. Словно там было, что ставить — в последний привод обрили едва не наголо, доведя гордого сына Хэллийских гор до глухой и лютой злобы.

— Вот послал же Иггр друзей, — буркнул Джай и принялся возиться с мотоциклом. Он, в отличие от начальства, быстро связал внепланово возникшие в разных частях города обережьи трупы с отпущенными «за неимением состава» панками. Профессиональная гордость тогда даже не пискнула: подобных методов работы с задержанными Джай не одобрял, «цирюльников» — новое, полулегально-полуэлитное подразделение — люто ненавидели даже среди самой обережи, а ЭрТар был другом детства, и Джай не понаслышке знал о статусном значении горских кос, чтобы понять, почему «сорока» чувствовал себя униженным и едва ли не обесчещенным.

— Ты сам к нам пришёл, — отрезала Радда, щёлкнула зажигалкой, затянулась. В воздухе повис тягучий сладковатый запах.

— Семь семериков дней исправительных работ, — прокомментировал Джай в пустоту.

— Я употребляю, а не храню, — хмыкнула девушка. Джай поднялся на ноги, молниеносно скользнул рукой в карман её куртки:

— Семь семериков, — выразительно помахал в воздухе пакетиком.

— Зануда, — фыркнул ЭрТар, протянул ладонь. — Дай затянуться.

Радда пожала плечами, вручила ему самокрутку.

— Десять семериков, — почти весело констатировал Джай. — За хранение и распространение. А мне, — отобрал самокрутку у горца, затянулся и вернул Радде, — минус погоны и кражжий билет за соучастие. Твоего «Ящерка» уже проще пристрелить, чем чинить.

Радда фыркнула: бус на новый мотоцикл у неё не было. Ни у кого из них не было. Джай покачал головой и сел на какой-то ящик, не особо заботясь о его чистоте, снова взял предложенный «сорокой» косяк. Сунувшийся было к нему кошак укоризненно чихнул и отбежал в сторону, принялся царапать когтями землю, выражая неодобрение.

— Хорошо быть котом, — задумчиво сказал Джай. — Давайте по существу, пока нас никто не заметил. Ладно я, я задержанного в участок веду, — кивнул на горца. — А вот что в криминальном районе делает примерная студентка театральной школы…

— Что она делает в стрип-клубе, почему-то никто не спрашивает, — скривилась Радда. — Что у нас по существу-то?

— Ночь Вознесения, — Джай прикрыл глаза, подбирая слова. — Послезавтра. На ту же ночь планируется тайная переброска особо опасных политзаключённых в Хайану, в Орите нет средств выбить из них информацию.

— Брент не выдаст! — запальчиво возразила Радда.

— Брент-то, может быть, и не выдаст, — согласился ЭрТар, почёсывая бритый висок, — а вот истекающий кровью, соплями и дерьмом кусок мяса, в который его превратят в Хайане, сдаст всех, чьи имена вспомнит, лишь бы добили уже. Что? — уставился он на зеленеющую Радду, развёл руками. — Ты думаешь, мне просто так в Хайану хода нет? — выразительно шевельнул обрубком левого мизинца. — Мне повезло, так я и зверь невелик, не Брент.

Радда вздохнула: россыпь шрамов на теле «сороки» потрясла её в своё время до того, что она три ночи не могла уснуть. И ведь она даже не все видела!

— Короче, — Джай рубанул рукой по воздуху. — Потом будем ностальгировать и жаловаться. Если будет кому. Вместе с Брентом повезут Озарённого Горда и Репу.

— Он же не политический, — удивилась Радда. Джай кивнул:

— Уголовник. Который, не задумываясь, выпустит кишки обоим при малейшем шуме, разнарядку я ему лично передавал, вместе с обещанием амнистии.

— Ой, — Радда закусила губу. — И как же…

— А никак, вываляться придётся, — Джай сплюнул, едва не попав в опять сунувшегося к нему Тишша. — Тьфу, зараза! Сорока, забери своё зверьё от греха подальше!

ЭрТар тихонько свистнул, подзывая корлисса, ухватил за ошейник, заставляя сесть рядом. Джай кивнул:

— Завтра я накрываю ячейку в Ткацком квартале, шумно, весело и с трупами, — провёл ладонью по лицу, словно пытаясь смахнуть дурноту. Чем он лучше «цирюльников», раз планирует такое? Да ничем. — Нет, нельзя, — отмахнулся от открывшей было рот девушки. — По-другому я в состав конвоя не попаду, а так у меня будет шанс пристрелить Репу первым. Возражения есть?

Радда молча покачала головой.

— Вот и прекрасно, — Джай вновь уставился в землю, выталкивая из горла слова. — Повезут быстро и без шума, скорее всего, через Большие Ячмени, но точно ещё не знаю. Переправу там заминировали?

ЭрТар кивнул:

— Гражданских начнут выводить послезавтра.

— На заводе твой сюрприз не найдут раньше срока?

— Э-э-э, дарагой, — осклабился «сорока», — я да послэзавтра сам забыл, гдэ закопал. Не найдут. Потому что там искать не будут, я же…

— Ша! — Джай вскинул руку. — Меньше знаю — лучше всем. Значит, у нас будет три хороших таких взрыва, которые создадут суматоху почище, чем шествие Невесты.

— Три? — удивилась Радда. Джай невесело усмехнулся:

— Три. Посреди Ориты тоже будет весело, я обеспечу.

— Может… не надо? — Радда жалобно захлопала ресницами. — Жертв же много будет…

— Раньше надо было думать! — Джай взвился с ящика и, ухватив девушку за отвороты куртки, вжал её в сетчатое ограждение. — Раньше, когда вы всё это затевали! Когда будили это осиное гнездо, расплетались иггровой камалеей по всей Орите! Ты думала, что вы поулыбаетесь с бронированной телеги — и все радостно пойдут за вами в вечное счастье, а оказалось, что туда надо идти по колено в крови — и хорошо, если в своей! Ты ведь об этом не думала!

— Но… но… можно же обойтись малой кровью? — залепетала Радда.

— Можно, — согласился Джай. — Если дать Репе прирезать нашего вождя, тихонько выжечь остальных мало–мальски весомых «побегов» и забыть об этом навсегда, оставив всё, как есть.

— Тогда тоже крови будет немерено, — вклинился ЭрТар, — нас же будут уничтожать под корень. Всех, вплоть до соседки, однажды одолжившей соли.

— Только наша чистюля об этом не узнает, потому что делать это будут тихо, — скривился Джай, выпуская из рук Раддин воротник. — Прекрати реветь, сподвижница, Иггр тебя побери.

— Тогда почему ты к нам пришёл? — крикнула Радда, прижала к лицу рукав, размазывая слёзы.

— Потому что я тоже не согласен с нынешней властью, — глухо сказал Джай. — Особенно после того, как узнал, где и как сгинул отец моего лучшего друга. А потом ещё и подобрал в переулке его самого, истекающего кровью. Хотя он должен был учиться в академии в Хайане. А он в этой Хайане примкнул к вам. И Хайанская часть «Лозы», между прочим, — он слегка повысил голос, — от Брента уже открестилась, они нового вождя готовят.

— Как?! — Радда опустила руку, гневно сверкая глазами. — Как они могут?! Да я их…

— Вот видишь, ты уже готова убивать, — хмыкнул Джай. — И чем ты лучше меня?

— И чем ты лучше Илланда? — припомнил своего палача ЭрТар. — Вэрна, нычэм.

— Это ужасно, — покачала головой Радда.

— Дошло наконец? — Джай вздохнул. — Я надеялся, что у вас хватит ума действовать другими методами, не такими экстремистскими. И слишком поздно понял, что нет, не хватило.

— Почему ты нас не сдал? — Радда смотрела с внезапным недоверием в глазах. Опомнилась.

— Потому что меня бы это не спасло, — припечатал Джай. — И погубило бы много ни в чём неповинных людей. «Побеги» хотя бы знают, на что идут. А булочник, зеленщица, тётка Индора, чтоб её Иггр трахнул уже, — они все при чём? Вот теперь сама суди, что вы делаете и хорошо ли это. И потихоньку двигайся со своей ячейкой к Границе. Завтра скину корректировку переправы — будете встречать нашего дражайшего вождя на той стороне и обеспечивать своим Хайанским коллегам неприятный сюрприз. И, Радда, послушай меня, если вы, придя к власти не дадите народу то, что вы обещали — я сам вас убью обоих, поняла?

— Я памагу, — встал рядом с ним ЭрТар. — Мэня патом убъёш’, трэтьым.

— И четвёртым сам ляжешь, ага, — хмыкнул Джай. — Всё, Радда, вали уже, тебе до Границы ползком добираться придётся, карта постов у тебя в кармане, не посей. А вы, задержанный…

— Да нычо я нэ сдэлал, э? — подхватил игру «сорока», поднимая руки.

Радда жалко улыбнулась и оседлала «Ящерок».

***


— Ткацкий квартал, говоришь? — Архайн задумчиво побарабанил пальцами по столу.

— И химзавод на востоке от Ориты, — мурлыкнула растянувшаяся на постели девушка. — Только он не сказал, где именно.

— Я уже предполагаю, где искать, — довольным котом сощурился тайный глава Оритского антитеррористического отдела. — Они предсказуемы до скуки. Жаль, семерной подавал надежды, и при других обстоятельствах… А так придётся убить.

— Нового найдёшь, — усмехнулась Радда, протянула руку. — Нальёшь мне вина?


Название: Праздник семьи
Автор: ОК Цветок Камалейника 2015
Бета: ОК Цветок Камалейника 2015
Форма: проза
Размер: мини, 1558 слов
Персонажи: Брент, Радда, ЭрТар, Джай
Категория: джен
Жанр: юмор
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: Все совпадения с к/ф «День Радио», а так же утреннем трепом на волнах 101.7 фм «Нашего Радио» возможны и не случайны.
Краткое содержание: Один день из жизни радиостанции "Лоза".
Примечание: модерн!АУ, революция!АУ
Размещение: после деанона, с разрешения автора



— И всем доброго утра! Да-да, точное оритское восемь ноль-ноль, и мы начинаем наше утреннее шоу на волнах радио «Лоза».

— Всем привет! В эфире радость наша Радда и ее со-ведущий неподкупный бдун Джай.

— Как настроение, друзья? За окном тепло. По прогнозам ОритЦентра, в ближайшую неделю не ожидается никаких осадков, солнышко светит, радкова осень задержится надолго в наших краях.

— А теперь к новостям. Завтра на центральной площади состоится ежегодный показ «Смотрины Иггровой Невесты», на ВИП-трибунах вы сможете увидеть всех Приближенных. После окончания даже можно будет взять у них автограф!

— Если не боитесь, конечно! Джай, на что ты подстрекаешь молодежь? А теперь, чтобы утро стало совсем бодрым, заварите кружку кофе нового бренда «Самойлика семицветная» и слушайте хорошую музыку!

— Мы тоже, пожалуй, выпьем по кружечке! С вами утреннее шоу на радио «Лоза».

Днём решают судьбу страны,
Ночью нюхают кокс и виски жрут.
Им комфортно — вокруг стены,
У них — покой, у них — уют.
(1)

— Ты бы еще «В интересах революции» поставила, — пробурчал Брент, одновременно пытаясь открыть стеклянную дверь в студию и не уронить кучу картонных папок.

— Ну это же формат, и на эту группу цензура дала нам добро, — невозмутимо парировала Радда, перехватывая у начальника документы.

— Привет босс, чайку? — Джай возился с электрическим чайником, который обладал дрянным характером, почти таким же как у их вечернего ведущего. То есть работал или только чайник, или все остальное.

— Осторожней, — буркнул Брент, — опять сейчас все пробки выбьет и будем вести эфир исключительно на твоей импровизации.

— Можно подумать, мы его когда-то по-другому вели, — фыркнул Джай, но послушно полез в шкаф искать кипятильник.

— Где ЭрТар? — спросила Радда, раскрывая первую попавшуюся папку и разглядывая фотографии со вчерашнего места происшествия.

— На задании, — отрезал Брент.

— Незаметно внедряется в…

— Три… два… — начал отсчет механический голос.

— И снова доброе утро, — бодро затараторила Радда в микрофон.

— Сейчас наша радость представит вам сводку новостей, которые, увы, не так радужны, как моя со-ведущая, — подхватил Джай с лучезарной улыбкой. Брент в ответ покрутил пальцем у виска, и подсунул бумагу с выжимками под нос Радде.

— Итак, по последним данным, в деле о вчерашнем убийстве дхэра появилось сразу трое подозреваемых. Двое из них схвачены и находятся в следственном изоляторе для дальнейшего допроса. Нижние ярусы храма до сих пор закрыты для посещения и опечатаны. Приближенные просят сообщать о любых подозрительных людях, предметах либо ситуациях по телефону специально созданной горячей линии. +3–77–77. Если вы что-то видели или слышали — звоните! Любая деталь может оказаться решающей! В связи с этими событиями, на завтрашнем празднике будет вдвое увеличено количество обережи. Также сейчас открыт набор в части дружинников. Если спокойствие нашего города вам небезразлично, то звоните +3–75–75.

— И в Орите всё будет спокойно! Спасибо, Радда, за последние новости. А теперь мы начинаем нашу викторину «Один против семерых». Напоминаю правила: вы звоните нам и оставляете вопрос связанный с Иггрианством, мы отбираем семь самых интересных, и потом… Какой номер выберем сегодня, дорогая?

— С утра мне нравится число четыре, Джай.

— Отлично, тогда четвертый дозвонившийся будет отвечать на вопросы. Если ответы будут верны, то в подарок вы получите…да-да, в подарок вы получите золотой билет на завтрашний показ. Вы будете сидеть сразу за ложей Приближенных! Такой билет стоит не одни бусы, а счастливчику достанется совершенно бесплатно! Так что вперед! Слушаем музыку и придумываем вопросы.

— Помните, если на ваш вопрос не смогут ответить — именно вы получите этот билет!

— Поехали!

Лес не помнит зла, он для всех нас как отец.
Лес всему голова, без него всему конец.
Отдыхая в лесу от вредных привычек,
Не бери в лес зажигалок, не бери с собой спичек.
(2)

— А это ты откуда взяла? — проворчал Брент.

— Ну безобидная же песня, что опять не так? — возмутилась Радда.

— А чтоб вас, — махнул рукой Брент, — садитесь, есть что обсудить.

— Давай, — Джай плюхнулся на стул, — у нас есть полчаса до начала викторины.

— ЭрТар сейчас налаживает канал прослушивания в офисе у Внимающих. Они забрали у обережи это дело себе, мотивируя сами-знаете-чем.

— Еще бы, это же дело национальной безопасности, — страшным шепотом просветила Радда.

— Именно, был бы этот дхэр не такой важной шишкой, я б не тратил на него патроны, — фыркнул Джай, поглаживая кобуру, надежно спрятанную под синим пиджаком.

— Кого они схватили-то? — перебила девушка.

— Двоих им подкинул ЭрТар… Я так понимаю у него какие-то счеты с этими горцами, не вдавался в подробности. А третий, — Брент победно ухмыльнулся, — это твой любимый подчиненный, Джай. Он пока в бегах, но, думаю, это ненадолго.

— Ты подставил Жаля? — Джай не верил своим ушам. Рыжий Жаль попортил ему много крови в те времена, когда он еще был семерным ночной смены. Собственно, именно Жаль и стал причиной его увольнения. Конечно, Лозе терять своего человека в обережи было не с руки, но жизнь Джая была дороже.

— Считай это подарком на твой день рождения, — хмыкнул Брент. — Главное, что подозреваемые соответствуют описанию базарной торговки Кравы и реальных свидетелей, которые вспоминают все больше и больше подробностей.

— Тетя Крава постаралась на славу, — улыбнулась Радда, потом сгорбилась и прошамкала:

— Я видела двоих, удирающих из нижнего храма. Один «сорока», а другой в форме обережника, рыжий и курчавый. Ей-Иггр видела, перед носом пролетели, кражжьи дети, чуть с ног не сшибли!

— Не напоминай мне про рыжих, — Джай раздраженно подергал прядь волос, с которой уже второй день пытался смыть хну. Та оказалась ядреной, но Рада обещала, что через пару дней к парню вернется его «несравненный льняной цвет волос».

— Рано расслабляться, мы конечно вне подозрений, спасибо записям эфира, но работы еще много. Завтра предстоит тяжелый день, — Брент взглядом указал на билеты в «золотую ложу».

— Все схвачено, — беспечно отозвалась Радда. — Мне надо продолжать эфир, а вы пока узнайте, как дела у ЭрТара.

— И снова доброе утро, точное оритское десять ноль-ноль, и мы начинаем нашу викторину. Итак, я жду именного твоего звонка! Кто ты, счастливый обладатель билета на «Смотрины Иггровой Невесты»? Звони!

***


Джай с Брентом спустились в подвальное помещение под студией. Там, в переплетении проводов, как огромный паук, сидел ЭрТар и тихо матерился по-горски. Тишш, видимо, решил, что хозяину нужна любая посильная помощь, и валялся на мотке проводов, что не добавляло ЭрТару радости.

— Привет, «сорока», — Джай пожал руку непривычно молчаливому другу.

— Этая трэклатая систэма мэня к гадкам в гроб загонит, — проворчал тот, паяя очередной провод.

— Смотрю, дело движется, — Брент окинул взглядом серверную, по которой, казалось, прошлась стая особо злобных крагг.

— Почти, — буркнул горец, — к своему эфиру закончу, если мешать не будете.

***


— И всем добрый день на волнах радио Лоза, с вами неподкупный бдун Джай. Точное оритское два ноль-ноль, и мы начинаем наш дневной блок, посвященный, конечно же, вам, дорогие радиослушатели. Час музыки по заявкам. Жду ваших сообщений на короткий номер 7031. А пока вы думаете, послушаем немножко старых хороших песен.

Радиола стоит на столе, я смотpю на тень на стене,
Тень ко мне повеpнулась спиной, тень уже не танцует со мной.
Какие-то скpипки где-то сбились в чьи то узкие плечи,
Эта музыка будет вечной, если я заменю батаpейки.
(3)

— И у нас есть первый дозвонившийся! Приветствую вас в эфире радио Лоза! Представьтесь, пожалуйста.

— Ох, я в эфире? Всем привет! Меня зовут Марьянна, и я буду участвовать завтра в «Смотринах Иггровой Невесты». Поэтому поставьте что-нибудь драйвовое и пожелайте мне удачи.

— Желаем тебе удачи, Марьянна! Я буду болеть за тебя! Какая песня поможет тебе выиграть?

— Пожалуй, Гильза! Ее песни приносят мне удачу.

— Отлично, поехали! В эфире по специальному заказу Марьянны песня несравненной Гильзы «Настоящая»!

Здравствуй, Мир, я рождена настоящей!
Здравствуй, Я, добро пожаловать в Мир!
Не поймешь то ли Бог, то ли ящер.
Кто стрелок, добро пожаловать в тир.
(4)

***


— Эта певица определенно не любит дхэров, — фыркнула Радда и вернулась к бумагам. Операция была проработана до мелочей, и завтра все должно было пройти по плану, но червячок сомнений все равно разъедал ее душу. А если у них не получится? Если в последний момент что-то сорвется? Слишком много «если». Уверена Радда была только в одном. В своей семье. Лоза не подведет. Они повязаны и будут стоять друг за друга до конца.

— Хэй–най, выше нос, красивый жэнщин, я всё настроил, можэтэ идти слушат’, чему там внимают эти Внимающие. И не мешайте мне вести вечернее шоу.

— Можно подумать, мы хоть когда-нибудь к тебе лезем, — Джай выключил микрофон и повернулся к друзьям.

— Вы — нет, а Брент постоянно указания раздает, — оскалился ЭрТар.

— Может, потому что я твой босс? — хмуро поинтересовался Брент.

— Господина насяльника, нэ нада ругаца, я харошый горэц, правыльный, никогда вас не подводит’, — «сорока» замахал руками и попятился к окну.

— Позер, — фыркнул Брент, — но чтобы я не слышал в эфире слов » иттыла», «итыллий», «тсэй» и предложения курить продукт нашего спонсора, а не пить.

— Слюшай дарагой, но если в прямой эфир звонит иттылий сын и требует от меня попсу, что я еще могу сделать?

— Вежливо отказать! — хором рявкнули остальные.

— Ээээ, так нэинтэрэсна.

ЭрТар спихнул Джая с дикторского места и приложил палец к губам.

— Три… два… — начал механический голос.

— Хэй-най, вэчер добрый, красывый орытский житэль. С вами ваш любымый начной кошмар ЭрТар. Точнаэ арытскаэ восэмь ноль-ноль, и, пожалуй, начнем мы с чэго-та бодрага и вэселага! Вклучайте ваши приемныки пагромчэ. В эфирэ вэчэрнеэ горскаэ шоу бэз штампов и цензура! Убирайтэ дэтей падал’шэ, а мужей тащитэ паближэ. ЭрТар все слышыт и все видыт. И пака мы ждём наш спэциал’ный гост’, паслушаэм что-ныбуд’ жызнэутвэрждающэе! Мая любымая пэсня, она так харашо пэрэдает нэзабываэмый атмосфэра наша радиостанция. Лоза с вами! Включаемся!

Дедушка был тих и мил,
Он до сих пор бомбил Берлин,
Но от этого грома сошел с ума,
Забегал по комнате с радостным криком:
Война! Ура! Вперед родимая!
(5)

Брент хлопнул себя рукой по лбу. Говорливый «сорока» когда-нибудь его в гроб вгонит. И как их еще не накрыли? Радда и Джай, тихонько посмеиваясь, пошли обратно в серверную — эфир эфиром, а основная работа никуда не делась. Завтрашняя операция должна была переломить ход борьбы.



В тексте использованы строчки из следующих песен:
(1) Plastika — Мир великолепен
(2) СерьГа — Берегите лес
(3) Наутилус Помпилиус — Эта музыка будет вечной
(4) Гильза — Настоящая
(5) Агата Кристи — Праздник семьи


Название: Трофей
Автор: ОК Цветок Камалейника 2015
Бета:
ОК Цветок Камалейника 2015
Форма: проза
Размер: мини, 1319 слов
Задание: форма (один из героев меняет форму)
Персонажи: Архайн, Анна, Брент, Сантьяга и его команда
Категория: джен, намёки на гет
Жанр: экшн, юмор
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: 1) кроссовер с циклом Вадима Панова "Тайный Город"; 2) таймлайн - незадолго до пролога "Цветка камалейника"
Краткое содержание: История в Иггровом Царстве пошла немного не так...
Размещение: после деанона, с разрешения автора

Архайн впервые удостоился этой чести: вести Иггрову Невесту в центральный зал святилища — навстречу неизбежному. Навстречу тому, о чём молчали Приближённые, которые обычно и проводили обряд. Ни одна женщина оттуда не возвращалась, а значит, внизу она находила свою смерть. Из глуповатых шуток второго йера, Приближённого Твина, он понял только, что там их будет ждать Глашатай.

Архайн уже видел, как дхэры «высасывают» жизнь из простых людей. Неужели с Невестой будет то же самое? И если да, то к чему такая прелюдия? Он должен понять. Как понял, что оказанная ему честь — знак, что совсем скоро путь к могуществу, что дарует Двуединый, станет ещё на шаг короче.

Женщина, имени которой никто не называл, оступилась и едва не упала. Архайн успел подхватить её, а Твин только смачно выругался. После усердных молитв в клубах горящей самойлики Невесту поили особым настоем, усиливающим любовное желание, но затрудняющим её дальнейшее передвижение на своих ногах. Одурманенная то и дело норовила упасть или прижаться к сопровождающим обнажённым телом. Глашатаи оставались равнодушными к порокам йеров, но Невест трогать запрещали.

Она откинулась назад, с приоткрытых губ сорвался слабый стон, и Архайн скрипнул зубами. Случалось, с Иггром венчали уродин, но сегодня богу повезло. Невеста была хороша: молодая, невысокая, складная. Чёрные вьющиеся волосы струились по её красивым плечам с чистой, бархатной кожей, по соблазнительной груди с тёмными сосками, ниспадали до самых бёдер…

Взывающий умел держать себя в руках, но в этот момент хотел только одного: послать всё к Тёмному и взять эту сучку прямо здесь, на опилках в холодном коридоре святилища. Почему Архайн не приметил её раньше, на Смотринах?.. Он бы даже плюнул на следы от рабских браслетов, хотя брезговал рабынями. Для этой — сделал бы исключение.

— Не увлекайся, брат Архайн, — буркнул Твин.

Легко не увлекаться, когда равнодушен к женским прелестям… Порой Взывающий жалел, что с годами его собственные желания только усиливались.

— А-арха-а-айн, — выдохнула Невеста.

— Шлюха, видать, была что надо, — Твин подхватил её под вторую руку и толкнул дальше.

У выхода из коридора Приближённый остановился. Архайн бросил на него вопросительный взгляд.

— Глашатая не видать, — Твин покачал головой. — Непорядок.

— Так сходи за ним!

— Сам знаю, не указывай мне, щенок, — он спихнул Невесту на Взывающего и двинулся через зал, бурча: — Чтобы мне так везло. Только попробуй её трахнуть, мигом следом вознесёшься…

Соблазн был велик, да и Невеста прижалась к нему так, что всё в Архайне мгновенно отозвалось на её желания. Но в коридоре напротив он уже заметил тень, отличную от других теней. Глашатай не опоздал — просто испытывал.

— Как-нибудь в другой жизни, Невеста, — шепнул он в ухо, наполовину скрытое чёрной повязкой.

Она улыбнулась в темноте:

— Хочешь, заберу тебя с собой, Архайн?

— К Двуединому? — он усмехнулся.

— К моему господину.

— Светлому или Тёмному?

— Темнее некуда.

И хотя их разговор был лишь порождением её любовного бреда, Архайн на мгновение испытал неприятный холодок, какой всегда чувствовал незадолго до судьбоносных событий вроде очередного рождения Твари. Но прислушаться к себе ему не дал Твин — тяжело отфыркиваясь, он уже спешил обратно, а за его спиной чинно вышагивал Глашатай.

...Всё произошло быстро: взойдя к дхэру, Невеста лишь на миг изобразила покорность, а когда семипалые ладони коснулись её плеч — с нечеловеческой силой проткнула его рукой, превратившейся в смертоносное жало. Глашатай затрясся в конвульсиях и засвистел, бессильно лупя по воздуху хвостом.

Архайн только потянулся к поясу, как вторая рука женщины, ставшая плетью пострашнее йерской, хлестнула его по лицу и отправила в забытьё. Продолжая стремительное движение, она вновь изменила форму и ударила в чешуйчатую шею дхэра.

Гладкая вытянутая голова отлетела под ноги Приближённому, и тот, закатив глаза, рухнул сверху.

Переведя дух, Анна сдёрнула с глаз чёрную повязку. Потом спустилась с возвышенности в центре зала и освободила Архайна от мантии Взывающего. Улыбнулась. Закрыла глаза. И через мгновение уже была точной копией йера.

Миссия мага-метаморфа этой ночью в Орите только начиналась.

Брент, вот уж невиданное дело, нервничал, хотя был «шипом», зато Марух, их «корень», держался как надо. Даром, что обычно ходил еле-еле, тяжело при этом опираясь на посох. Гость, посетивший их перед рассветом, не заставил старика совершать лишние движения. Сам подвинул кресло, сел напротив и заговорил. О Госпоже, о дхэрах, о неудачах ордена Лозы и жизненной силе, покидавшей мир с каждым новым днём.

Бренту этот высокий худой мужчина не нравился. Когда он только вошёл, все содрогнулись, решив, что к ним пожаловал сам Глашатай, но потом разглядели, что мантия — фиолетовая, а не тёмно-бордовая. Да и хвоста из-под неё не торчало. Окончательно сомнения развеялись, когда гость откинул тяжёлый капюшон, скрывавший лицо, похожее на человеческое. Во время разговора он и вовсе мантию распахнул, и Брент увидел под ней чёрные одежды. Без доспехов, но явно — для боя.

— Говоришь ты складно, милок, — ответил Марух, выслушав монолог.

— Меня зовут Сантьяга, — вежливо напомнил гость.

— Тогда скажи мне вот что, Сантьяга: в чём разница между твоими братьями и дхэрами? Не ждёт ли наш мир участь, хуже той, что сейчас?

— Вам решать, что хуже: медленная смерть или взаимовыгодное сотрудничество. В обмен на ваше согласие признать власть князя Нави мы гарантируем, что избавим вас от дхэров с их паразитами.

— Как нам знать, что ты точно так же не договорился и с ними? — «корень» покачал головой.

— Они — плесень, — Сантьяга подался вперёд, и его глаза, и без того чёрные, вспыхнули настоящей Тьмой, которая Двуединому и не снилась. — Ещё до того, как закрылась Большая Дорога, моя семья уничтожала их во всех известных мирах. Теперь, когда путь открыт снова, наш князь пожелал продолжить это дело.

— Но наша Госпожа…

— Ваша Госпожа, — гость бросил взгляд на странную вещицу на своём запястье, — родится через двадцать два часа сорок минут. Плюс-минус три минуты. Во всяком случае, такой прогноз дают мои аналитики, а они ошибаются очень редко. Если угодно, могу назвать точные координаты и даже имя, которым мать назовёт дитя.

Все, кто до этого молча слушал их разговор, кажется, загалдели разом. Услышанное казалось невероятным — даже сами жрецы не могли сказать, где и когда родится Привратница!

— В предсказаниях наши маги ушли гораздо дальше, — когда Сантьяга заговорил, все волшебным образом снова замолчали, — как и во многом другом. Нам нет нужды уничтожать то, что является частью вашего мира.

Марух долго молчал, а потом заговорил — тихо, но твёрдо:

— Если Госпожа пройдёт все пять инициаций, мы согласимся признать власть Тёмного Двора. Устроит ли твоего князя такой ответ?

— Иного он и не ждал, — улыбнувшись, Сантьяга поднялся. — Можете не сомневаться: вашей Госпоже больше ничто не угрожает.

— База, приём! Как слышно?

Со связью в Иггровом Царстве не ладилось, но использовать магию комиссар приказал по минимуму.

— Плохо, но слышно, — проворчал Тамир Кумар.

Восторг от нового опыта: перехода через портал Большой Дороги, — его уже отпустил, и теперь шас без особого интереса просматривал данные по миру, где не было ни пиццы на заказ, ни Интернета, ни даже каких-нибудь мало–мальски приличных развлечений. Половина арната под руководством Ортеги отправилась на зачистку столицы, вторая — под руководством Боги — собирала в окрестностях лагеря образцы для навских лабораторий, больше гоняя корлиссов, чем занимаясь делом. Трёх котят уже посадили в клетку с надписью «Опасная форма жизни», и теперь они жалобно мяукали и смотрели на аналитиков печальными двухцветными глазами.

— Комиссар ещё не возвращался?

— Возвращался. Всё схвачено. У вас?

— Операция завершена, но…

— Но? — Доминга, засмотревшийся на диковинных кошек, ненадолго вернулся в реальность.

— Есть небольшая проблемка.

— Ортега, не томи! — аналитики склонились над рацией. — Что там у тебя?

— Анна… В общем, найдите комиссара.

— Я вас слушаю, — Сантьяга как раз вошёл в армейскую палатку, где и располагался их оперативный центр.

В руках он держал темно-фиолетовую мантию, в которой что-то неистово брыкалось и шипело.

— Анна заявила, что задача оказалась сложнее, чем вы думали, и хочет в качестве компенсации забрать из Ориты… эээ… трофей.

— Вот как? — комиссар посмотрел на свою добычу.

Добыча высвободила из мантии мохнатую лапу с длинными когтями и яростно ею замахала.

— Теоретически, у неё есть такое право, — потянул Ортега, — ведь она участвовала в операции как наёмник, а не как рабыня. Но это местный житель. Йер Архайн.

— Следовало его убить.

— Говорит, йер оказал ей содействие.

— Врёт, — Сантьяга хорошенько тряхнул свёрток, котёнок мявкнул и обиженно замолчал.

— Несомненно.

— Доставьте йера Архайна в лагерь. Если он согласится работать на нас в Тайном Городе…

— Понял вас, комиссар. Конец связи.

Рация умолкла, а Сантьяга, погладив корлисса через шерстяную ткань, пробормотал:

— Хотя смерть, на мой взгляд, была бы гуманнее.


bot



@темы: G—PG-13, I этап, ОК Цветок Камалейника 2015, ОК-2015, Тексты

Комментарии
2015-11-08 в 12:16 

nimb.
весь в белом и с претензиями.
Праздник семьи - такая прелесть! Концентрированные милота и сумасшествие, очень в духе канона:-D
Спасибо за хорошее настроение, на оставшийся день:red:

2015-11-08 в 13:46 

Halisa aka NaVi
Офицер поддержки
Сердце твоё двулико
ооо, красота какая:heart:

2015-11-10 в 22:17 

неподкупный бдун оритский улица
ОК ЦК 2016
nimb., Halisa aka NaVi, вот спасыбы, дарагые! абныму вас, пака бдун на дэжурствэ :gh3:

2015-11-14 в 14:42 

Anna Gemini
Если ты не можешь управиться со мной в мои худшие дни, ты ни черта не достоин меня в мои лучшие (с)
Праздник семьи прелесть, все очень вхарактерные)

2015-11-14 в 23:27 

неподкупный бдун оритский улица
ОК ЦК 2016
Anna Gemini, Праздник семьи прелесть - ох, со стороны, наверное, прелесть. А вот участвовать в этом бедламе... Но мы рады, что вам этот бедлам понравился.

2015-11-17 в 18:21 

Будучи котиком
Праздник семьи - чудесно)
Эртар так просто и незаметно все тайны выдаёт:lol:

     

"Осенний Книголюб" (Книжная ФБ)

главная