12:42 

ОК Макс Фрай 2015: I этап, часть 2

ОК Макс Фрай 2015
Часть 1 II Часть 2

Открыть все двери в этом посте







Название: По законам жанра
Автор: ОК Макс Фрай 2015
Бета: ОК Макс Фрай 2015
Форма: проза
Размер: драббл, 942 слова
Пейринг/Персонажи: сэр Макс | Шурф Лонли-Локли
Категория: броманс
Жанр: повседневность
Рейтинг: G
Предупреждения: аллюзии к известному литературному произведению
Краткое содержание: Разговор во время очередного дела.
Примечание: таймлайн "Лабиринтов Ехо".

— И никто из Великих не позаботится о бедном, дежурящем на Новый год программисте и не сотворит ему макарон с тушенкой и чашку кофе! — провозгласил я с подобающим трагическим пафосом и вздохнул, оглядев небольшую полянку.

— Что ты имеешь в виду? — обреченно вопросил Шурф, нехотя отрываясь от книги.

Я покосился на своего друга, сидевшего в тени дерева. Видимо, Лонли-Локли искренне считал, что он прислоняется к стволу ради удобства. Но из-за идеально прямой спины Мастера Пресекающего я никак не мог отделаться от ощущения, что на самом деле Шурф это дерево старательно подпирает, просто не признается в этом даже самому себе.

— Никогда не любил пионерские походы в лес, — изрек я, но на сей раз встречного вопроса не дождался. Видимо, я успел натаскать Шурфу столько книг из своего Мира, что удивить его становится все сложнее. — Но если уж у нас поход, то должны быть макароны с тушенкой. А у меня никак не получается их достать.

— Это я заметил, — флегматично кивнул Шурф. — То есть, я не совсем точно представляю себе эти неведомые блюда, которые ты упомянул, но твои попытки не ускользнули от моего внимания. Но при чем тут некие Великие и почему ты говоришь про Новый год? И по летоисчислению Угуланда, и по принятым в твоем мире календарям, этот праздник еще очень не скоро, если я не ошибаюсь, конечно.

— Это цитата такая, — довольно пояснил я. — Ну то есть почти цитата из книги. Про одного программиста, начинающего волшебника, который пытался сотворить себе завтрак, а у него получалась то чернильница с хвостом, то еще что-нибудь. Точнее, книга не про это, но эпизод такой там был. Под Новый год. То есть после него.

Тут я понял, что запутался, и умолк. На траве валялось несколько коробок с пиццей, пакет с растворимой лапшой, фарфоровая статуэтка коровы с сердечками вместо глаз и почему-то широченный мужской кожаный ремень, которым можно было подпоясать парочку мастеров Кушающих-Слушающих или полудюжину Истин на королевской службе.

Сам сэр Шурф взирал на весь этот мусор со спокойным несуетным интересом натуралиста, исследующего очередную букашку.

Я обиженно посмотрел на небо, вздохнул и понурился.

— Если хочешь, я могу сходить в «Обжору» Темным Путем и вернуться, — сжалился над непутевым мною Лонли-Локли.

— Нет уж! Раз Джуффин велел нам просидеть в этом лесу, дырку над ним в небе, весь день до вечера и попробовать понять, что это за странное свечение — будем сидеть. Но раз уж я здесь, то все должно быть по правилам. С макаронами и с тушенкой.

— Я думаю, что приказ сэра Халли не подразумевал, что нам обоим нельзя ни на минуту отлучаться с этой поляны. Тем более, что он сам сказал, что тебе надо развеяться, и я с ним совершенно согласен.

— Угу, в последний раз, когда вы решили, что мне надо развеяться, нас с тобой чуть твои родственнички не укокошили, помнишь? Сказали сидеть тут, значит будем сидеть. Тем более, гулять в походе Темным путем — это не честно.

— Как скажешь, Макс. — Лонли-Локли был сама покладистость. Видимо, прочитал в какой-то специальной литературе, что с буйнопомешанными спорить нельзя. — Тогда просто сосредоточься получше.

— Не получается, — я мотнул головой. — Сам не знаю почему.

Закрыл глаза и засунул руку под собственную лежащую на траве мантию, снятую по причине припекающего солнышка. Но вместо привычного онемения вдруг почувствовал, что мне обдало жаром щеки, а на виски легли сухие горячие пальцы.

— Сосредоточься, — повторил Лонли-Локли куда-то мне в затылок.

И мысли, видимо послушавшись его голоса, дружной стайкой покинули мою голову.

Ничего удивительного: этот парень всегда из меня веревки вил.

Рука тут же онемела, я почувствовал, что держу что-то тяжелое, горячее и фаянсовое, и потянул это тяжелое на себя.

Здоровенная тарелка, с горкой полная горячих макарон, была увенчана самой обыкновенной банкой с говяжьей тушенкой. Металлической, замасленной, с непропорциональной схематически нарисованной коровой, кучей страшных обозначений — то ли гост, то ли хвост — и старомодным курсивом, подробно рассказывающим о содержимом.

Тут я понял, что Шурф убрал пальцы с моих висков и завертел головой, желая увидеть его реакцию.

Мой друг сидел рядом, созерцая тарелку с банкой с таким глубоким изумлением, что оно даже проявилось на его невозмутимом лице.

— А консервного ножа у меня с собой нет, — сообщил я ему с удовольствием. — У меня почему-то никогда нет ни открывашки, ни штопора, ни зонтика. Зато когда не надо, я достаю их в большом количестве, сейчас попро... ха!

Это я вспомнил о своем служебном «оружии», которое таскал с собой скорее по привычке, ну и еще из ностальгических воспоминаний о том, как в первые дни в Ехо точно такой же кинжал-индикатор в руках Джуффина впечатлил меня не меньше, чем воздвигшийся из озера Эскалибур — короля Артура. .

— Ха! — повторил я с удовольствием и вытащил кинжал из ножен. Жестяной кружок крышки поддался со второго удара, и я принялся кромсать несчастную банку.

— Мне кажется, Макс, этот нож служит для несколько иных целей, — недовольно заметил Лонли-Локли.

— У меня он служит для всяких целей, — сопя, буркнул я. — Ты будешь, Шурф?

Лонли-Локли скептически посмотрел на отставленную тарелку, на меня, расковыривающего зажатую между колен банку, и качнул головой. Поднялся и вернулся под дерево, всем своим видом говоря, что не собирается принимать участие в осквернении служебного кинжала какой-то там тушенкой.

Я только хмыкнул — ну и пожалуйста, мне же больше достанется.

— Только добудь для меня эту книгу, о которой ты упоминал, — попросил Шурф, прежде чем вернуться к прерванному занятию. Я представил себе, как мой друг будет читать «Понедельник» и заулыбался.

— Обязательно, Шурф, обязательно. А от макарон с тушенкой ты зря отказываешься, между прочим.

— Возможно, Макс, — невозмутимо откликнулся мой друг. — Просто мне кажется, что было бы непорядочно с моей стороны уменьшать порцию блюда, о котором ты так мечтал.

— Макароны с тушенкой в походе полагается есть в хорошей компании, а не в одиночку ими давиться! — торжественно провозгласил я.

— Ну если так... — и Мастер Пресекающий вновь с видимой неохотой отложил книгу. Но я готов поклясться, что заметил короткую — в долю секунды — тень улыбки на его лице.



Название: Возвращение
Автор/Переводчик: ОК Макс Фрай 2015
Бета: ОК Макс Фрай 2015
Форма: проза
Размер: мини, 1717 слов
Пейринг/Персонажи: Макс/Шурф Лонли-Локли
Категория: броманс
Жанр: повседневность
Рейтинг: G
Предупреждения: AU по отношению к окончанию рассказа "Власть несбывшегося"
Краткое содержание: Законы бытия не могут базироваться на неверных исходных данных.
Примечание: таймлайн "Лабиринтов Ехо".

Я снова закрыл глаза и задремал. Мне снилось что-то бесконечно сладкое: в качестве компенсации за все, что случилось наяву, я полагаю…
– Э, нет, так не пойдет, коллега! Сколько можно болтаться между небом и землей?!
Бодрый голос Махи Аинти прозвучал не в моем сознании, а наяву. Я открыл глаза и увидел, что он сидит напротив меня на узеньком жестком сиденье кабинки, которая действительно болталась между небом и землей – неподвижно замерла над пропастью, дна которой, вполне возможно, вовсе не существовало… <…>
– А мне очень понравилось здесь спать, – вздохнул я. – Не помню, что мне снилось, но так хорошо мне давно уже не было. Может быть, вообще никогда…
– Охотно верю, – кивнул он. – Но не все приятное полезно. И наоборот!
– Вы говорите как доктор, – улыбнулся я.
– Ты хочешь сказать – как знахарь? Ну, считай, что я – он и есть. Тем более что с тобой теперь возни не оберешься!

Макс Фрай, "Власть несбывшегося"


С этими словами Махи толкнул стену кабинки, да так, что она качнулась изо всех сил. Я не удержался и слетел на пол, пребольно стукнувшись тем самым местом, на которое собирают приключения и синяки.

— Что вы дела... — хотел возмутиться я, но не успел. Потому что в этот самый момент снова открыл глаза и заорал.

Собственно, я хотел бы посмотреть на того, кто не заорал бы на моем месте. Я оказался в своей квартире на улице Старых Монеток и немедленно обнаружил, что в моем любимом кресле в углу спальни расположилось спящее привидение.

То есть поймите меня правильно, я не боюсь привидений, было бы странно, если бы я их боялся. Во-первых, видел кое-что пострашнее. Во-вторых, моя девушка вот практически только что стала призраком. Но появление привидения именно здесь и сейчас меня обескуражило настолько, что я завопил, как и полагается в таких непонятных ситуациях. В целом, скорее от негодования — это же надо: не просто скромно маячить под потолком, а спать в моем любимом кресле, нахальство какое!

Ну и еще немного от того, что этот неведомый призрак точно не был моей Теххи.

— Никогда не слышал о том, что в Пустых землях подобным криком принято отмечать свое возвращение домой, — сказал призрак знакомым спокойным голосом.

— Твою ж ма... дырку над тобой в небе!

Вообще я очень люблю это вот особое шурфовское чувство юмора, когда он отвешивает невообразимые комментарии абсолютно ровным тоном и при этом ни на секунду не изменяет своей каменной физиономии и общему имиджу Самого Серьезного Парня в Мире Стержня. И еще в парочке сопредельных миров.

Вообще — да. Но не сегодня. Сегодня — сейчас — меня, кажется, начинало раздражать всё и вся. Так отлично спал в кабинке, и меня разбудил Махи. Оказался дома — и здесь покоя нет. Причем именно тогда, когда мне так хочется забыться хоть на какое-то время.

Видимо, поэтому я не слишком вежливо уставился на своего друга, разбуженного моим появлением и воплем.

«Какого черта ты тут делаешь?» — хотел спросить я. И даже придумал более вежливую формулировку, что-то типа: «Я, конечно, всегда рад тебя видеть, но ты уверен, что в этом кресле тебе будет отдыхаться лучше, чем в собственной спальне?».

Хвала всем магистрам, воспитанный Лонли-Локли избавил меня от необходимости выгонять его из моего старого обиталища, используя для этого сложносочиненные вежливые эвфемизмы.

— Что ж, я вижу, с тобой все в порядке, и я могу отправиться домой, тем более, час уже скорее ранний, чем поздний.

— Все в полнейшем порядке, — закивал я с не слишком приличной поспешностью. — Спасибо, что зашел.

И кто меня только дернул за язык с этим идиотским «спасибо»? Не иначе Лойсо Пондохва повеселился, празднуя собственную свободу.

— Я не зашел. Этот глагол не совсем точно отражает растянутый во времени процесс. Я провел у тебя здесь чуть больше трех суток.

Я покосился на мирно стоящую в углу видеодвойку. Даже сейчас, при слабо падающем из окна лунном свете было видно, что стопка кассет покрылась пылью. Ну да, во время эпидемии господам тайным сыщикам было не до просмотра мультиков. Удивительно, но факт. Правда, этот самый факт никоим образом не объяснял того, зачем Шурфу понадобилось тут торчать, но, честно говоря, меня это не слишком-то интересовало.

— А, — отозвался я, чтобы хоть что-нибудь сказать. На самом деле у меня просто не было сил задавать напрашивающийся вопрос «и зачем ты провел тут чуть больше трех суток?», выслушивать объяснения, кивать и соглашаться. Мне хотелось, чтобы меня оставили в покое, причем немедленно.

Мастер Пресекающий воздвигся из кресла, в котором успел обосноваться, внимательно посмотрел на меня с высоты своего роста — в едва разбавляемом уличными фонарями полумраке комнаты его узкое лицо казалось фрагментом старинной гравюры, чем-то вроде дюреровской смерти, выходящей из темноты подсознания наперерез смелому рыцарю. Грешные магистры, какая невероятная чушь лезет мне в голову в тот момент, когда больше всего хочется упасть на пол и побить по нему кулаками, завывая на манер моих подданных, а вместо этого приходится произносить бессмысленные слова и провожать своего официального друга, неизвестно зачем свалившегося сейчас на мою голову.

— Я подумал, — а сэр Халли со мной согласился, — что ты вполне можешь вернуться сюда, — все-таки принялся объяснять Шурф без каких-либо побудительных вопросов с моей стороны.

— Ну да, — согласился я устало. — Я вернулся. Так что вы с Джуффином были правы, как и всегда.

— Дело не в том, были мы правы или нет. А в том, что очутиться между нерожденных миров — крайне рисковано. Чего ты хотел этим добиться, Макс? Я просто действительно не могу вообразить себе цель, за которую надо платить такую цену.

— Вы уже все знаете? А я был уверен, что Махи с Джуффином не общаются. Впрочем, неважно. Знаешь, все-таки ты неподражаем, Шурф. Рассуждать сейчас со мной о цели и плате, получать разрешение, чтобы исцелить больную жену во время эпидемии... Это только ты можешь.

Я все-таки сделал над собой усилие и заткнулся. И даже язык прикусил для верности. Потому что понял наконец, что это говорю не совсем чтобы я, а тот паренек внутри меня, который корчится сейчас от боли из-за того, что моя Теххи сейчас облачком тумана летает по улицам города в горах, и поправить уже ничего нельзя. Вот так и узнаешь цену собственному якобы могуществу. И Шурф в этом всем уж точно совершенно не виноват.

— Я не знаю, как именно сэр Халли получил эту информацию, но я понадеялся, что она не совсем точна, и ты все-таки вернешься сюда. Впрочем, ты прав, сейчас не время и не место об этом говорить. Я рад, что ты вернулся.

— Я тоже... наверное, — сделал я попытку улыбнуться. — Пошли зов Джуффину, скажи, что я прибыл, пусть не изволит беспокоиться: ночная задница на месте и готова к новым свершениям.

Шурф сделал пару шагов к двери, и, хотя я его чуть ли не подталкивал мысленно, мол, ну давай же, иди наконец, остановился.

— За что ты так злишься на Джуффина, Макс?

— С чего ты взял, что я злюсь? — Тут я слегка смутился, потому как признаваться, что действительно злюсь на все вокруг, в том числе и на самого Шурфа, который не вовремя заглянул ко мне в гости, было неловко. — Просто когда... теряешь единственного человека, которому был по-настоящему нужен, начинаешь вести себя как-то неадекватно по отношению ко всем прочим. Я это вот только сейчас понял, можно сказать, новый закон бытия открыл.

Белоснежный силуэт — то ли смерть, то ли призрак, то ли все сразу — обернулся с порога.

— Вряд ли закон бытия может базироваться на неверных исходных данных. Хорошей ночи, сэр Макс.

Пока я переводил фразу с шурфовского на человеческий и пытался понять, с чего вдруг он надумал величать меня сэром, Мастер Пресекающий успел спуститься вниз, и под домом вспыхнули светильники его амобилера.

Я подошел к окну и стал смотреть, как он осторожно сдает назад, выезжая с узкого пятачка перед входом. Размытые пересекающиеся круги холодного света фонарей наползали на гладкий бок амобилера, желтые камни мостовой, когда-то так восхищавшие меня, канавку для дождевой воды с ажурной кованой решеткой слива, на лежащую на рычаге руку Лонли-Локли в белой перчатке...

Я бы и дальше пялился через стекло, ощущая смутную неправильность происходящего, но ноги оказались куда умнее головы и уже несли меня к двери, по лестнице вниз, на улицу, пахнущую хуронским влажным туманом.

Хорошо, что в Ехо ездят так медленно. Неудобно, утомительно, но хорошо.

— Шу-у-у-урф!

Боюсь, своим воплем я перебудил половину квартала. Мое счастье, что Мастер Пресекающий перемещается не на семейном рыдване в сопровождении двух музыкантов, как это периодически проделывала Меламори.

Он услышал меня сразу: здоровенный амобилер замер посреди улицы, я нахально распахнул пассажирскую дверцу и залез внутрь.

Лонли-Локли ничего не сказал мне, он вообще смотрел не в мою сторону, а на дорогу, причем так напряженно, будто не стоял глубокой ночью на безлюдной улочке, а спешил проехать в разгар Дня Свободы от Забот по Гребню Ехо. Я даже покосился на всякий случай через переднее стекло: кто его знает, что он там в темноте увидел.

— Знаешь, тогда в Кеттари, когда я пытался тебя разбудить, а ты пополнил мой словарный запас новыми идиоматическими выражениями, тебе показалось, что мне должно быть неприятно.

Я вытаращился на очерченный неверным светом резкий профиль своего друга, пытаясь понять, к чему он это вспомнил.

— И, кажется, сейчас я понял, проявления каких чувств ты ждал от меня тогда. Их действительно странно и не слишком приятно испытывать.

— Ты в перчатках, — ответил я ему невпопад. — Не в Перчатках Смерти, не в защитных рукавицах, а в обычных перчатках.

Мастер Пресекающий на всякий случай покосился на свою руку и кивком подтвердил мою правоту.

— Я не совсем понял, к чему ты это, Макс.

— К тому, что это не было служебным поручением — сидеть и ждать меня, так?

— Разумеется, нет.

Лонли-Локли обернулся и смерил меня взглядом от подошв сапог до макушки так внимательно, что я почувствовал себя редким музейным экспонатом. Сейчас Мастер Пресекающий уже не казался фантасмагорическим порождением тьмы и художественного воображения гениального нюрнбержца. У него были усталые запавшие глаза, а лицо, кажется, исхудало еще сильнее, и я впервые подумал, что эпидемия анавуайны, а потом и мое исчезновение, вероятно, обошлись ему куда дороже, чем я мог себе представить.

— Прости меня, Шурф, — тихо сказал я.

Он отвернулся, сосредоточенно прикрыл глаза и несколько раз вдохнул и выдохнул.

— Да. Кажется, это помогает. Спасибо, что догнал меня.

— Может, вернешься? — попросил я его неожиданно для себя. Почему-то мысль о том, что сейчас мне придется тащиться одному в пустую квартиру, вдруг стала внушать отвращение.

— Давай я лучше отвезу тебя к себе. По крайней мере, у меня есть из чего сварить камру.

— До тебя ехать далеко! — улыбнулся я. — А камру можно и ночью заказать, или я чаю тебе и так достану, не волнуйся.

— И сигарет, — требовательно сказал Шурф, осторожно заводя амобилер на прежнее место.

— Никогда не перестану удивляться тому, как вы медленно тут ездите, — пробурчал я просто чтобы что-нибудь сказать.

— Мне кажется, сегодня это обстоятельство пришлось тебе на руку, — высокомерно отозвался мой друг.

— Скорее уж на ногу, — фыркнул я под нос, захлопывая за собой дверцу. У меня намечался вечер с камрой, сигаретами и шурфовским ворчанием по поводу моего неразумного поведения.

Что ни говори, а это не такая уж плохая перспектива.



Название: Тихий Мир
Автор: ОК Макс Фрай 2015
Бета: ОК Макс Фрай 2015
Форма: проза
Размер: мини, 1589 слов
Пейринг/Персонажи: Макс/Шурф Лонли-Локли
Категория: преслэш
Жанр: романс
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: ER
Краткое содержание: Если заставить Вершителя размышлять над фундаментальными проблемами,
многое может измениться.
Примечание: таймлайн "Сновидений Ехо"


Макс закрывает ему глаза — ладонями, стоя сзади, как делают обычно школьницы и изредка, дурачась, леди Сотофа Ханемер — но сэр Шурф Лонли-Локли не был бы собой, если бы временное отсутствие зрения не позволяло ему прекрасно осознавать окружающую действительность. Еще только секунду назад вокруг не было ничего, если только понятия «внутри» и «снаружи» можно применить к состоянию, которое принято называть Хумгатом. Теперь же вокруг бушует такое невообразимое множество ощущений, что самое сложное — сосредоточиться и разобраться во всех них постепенно, не пытаясь охватить все разом. Сэр Шурф привычно дышит на восемь и вслушивается, внюхивается, врастает в это новое место. Сейчас он даже благодарен Максу за его детское желание закрыть ему глаза: люди слишком привыкли полагаться на зрение, чтобы прочувствовать всю гамму иных ощущений.

Кругом солнечно и свежо, и нежарко, и влажный ветер тянет горьковатой солью, и еще пахнет чем-то незнакомым — то ли полузабытой приправой, то ли рассветным смутным сном. Совсем близко, в паре шагов шелестит, пришептывает вода. Деревья поскрипывают где-то за спиной, соприкасаясь могучими стволами. И еще, дальше, на самой грани слышимости — негромкие голоса — неспешный, певучий язык, спокойные доброжелательные интонации, полунасмешка-полусерьезность.

— Нравится?

Вопрос Макса звучит у самого уха, и его улыбка, до сих пор просто ощущавшаяся всем телом, слышится в голосе так явно, что Великий Магистр тоже улыбается — легко и свободно. Он совсем недавно научил этому трюку свою нынешнюю личность, и не сказать, что это было проще, чем освоить двести тридцать третью ступень белой магии. Сэр Шурф накрывает руками ладони Макса и кивает.

— Очень нравится. Ты позволишь мне посмотреть?

Макс неохотно отнимает руки, на пару секунд сжимает плечи Шурфа и отходит на несколько шагов — сапоги поскрипывают по песку, ветер треплет вечно нестриженные волосы. Сэр Шурф наконец-то оглядывается.

Песчаная полоса вдоль воды тянется так далеко, что конца ей не видно ни в одну, ни в другую сторону. Песок внезапно оказывается лиловым, и море — безбрежное, бескрайнее — приобретает из-за него совершенно неожиданный глубоко-фиолетовый оттенок. Хотя нет, не только из-за него. Бывший Мастер Пресекающий подходит к самой воде, зачарованно смотрит в глубину: каждый водяной поток имеет свой отчетливый тон, и их переплетение — одно из самых красивых зрелищ, которые ему доводилось видеть.

Сзади слышится недолгая возня, шуршание бумаги, щелчок пальцами. Не оборачиваясь, Шурф требовательно протягивает руку, и ему в ладонь ложится почти полная пачка сигарет. Он привычно закуривает и прячет пачку в карман. Сочетание табачного дыма и горько-соленого ветра настолько упоительно, что сэр Лонли-Локли ловит себя на размышлениях, будут ли часы Франка действовать в не ограниченном стенами пространстве.

— Дружище, ты уснул?

Приходится все-таки обернуться. Макс уже успел устроиться с комфортом: добыл откуда-то пушистый плед, рыжий в темных округлых пятнах, уселся на него, скинул верхнее короткое лоохи, оставшись в нижнем длинном и скабе. С тех пор, как в Соединенном Королевстве мужская мода приобрела свойство меняться каждую неделю, сэр Шурф начал думать, что в бытности Великим Магистром Ордена Семилистника есть своя прелесть: по крайней мере, ему по статусу положено носить классическую длинную мантию, что его более чем устраивает.
Макс похлопывает по пледу рядом с собой, почему-то выглядя слегка смущенным. Сэр Шурф послушно садится рядом с ним и с интересом глядит на своего спутника.

— Что-то не так?

Макс фыркает.

— Все в порядке. Просто никогда не знаешь, из каких глубин подсознания вынырнут пошлые представления о романтике, — и пропускает длинный мех покрывала между пальцами.

— Расцветка пледа имеет к этому какое-то отношение?

— Еще бы, — Макс некоторое время мнется, потом машет рукой и смеется. — Просто на моей исторической родине — ну, то есть на предполагаемой исторической родине — есть сложившийся стереотип о том, как надо иногда проводить время с любимым человеком. В обязательную программу включены свечи, интимный полумрак, живой огонь и возлежание на шкурах определенных животных. Ну и не только возлежание... До сих пор мне удавалось как-то обходиться без этих штампов, но, видимо, время пришло.

Сэр Шурф внимательно разглядывает покрывало, пытаясь припомнить, не встречался ли ему этот узор раньше. Наконец кивает, узнавая.

— В твоем Мире так много леопардов, что их хватает на всех жителей?

Макс изумленно на него смотрит.

— Нет, конечно, в основном все это подделки. Но Шурф, дырку над тобой в небе, откуда?..

— Энциклопедия, которую ты мне когда-то дарил. Второй том.*

Макс качает головой — недоверчиво и восхищенно, но оставляет все замечания при себе. Сэр Шурф решает, что стоит хоть немного оправдать символическое значение пледа, притягивает Макса к себе и устраивает его голову у себя на коленях, чуть поглаживая по волосам. Тот закрывает глаза и улыбается. Неизвестные деревья — это именно они пахнут той самой неопознанной приправой — тихонько шелестят за спиной. Несколько человек в простых одеждах сидят где-то под их сенью, прячась от солнца, но в кои-то веки Шурфа совершенно не раздражает чужое присутствие.

— А ведь было время, когда я ненавидел этот Мир так сильно, что думал, когда-нибудь вернусь и разнесу его в клочья, — вдруг говорит Макс.

— Ты слишком много общался с сэром Лойсо, — сухо отвечает Шурф и с удовольствием видит, как Макс тихо смеется и мотает головой.

— Нет, что ты. Это было уже позже.

— Почему тогда?

Шурфу правда интересно. Вообще-то за все время, что он знает Макса, тот никогда не проявлял тяги к разрушению чего бы то ни было. Разве что только собственного благополучия, так это у всех магов случается, обычный этап становления.

— Потому что это и есть Тихий город.

Пальцы Шурфа замирают, дыхание становится очень ровным. Впервые с того момента, как Макс исчез прямо из кабинета Почтеннейшего Начальника, освободив Джуффина от обязанности держать их Мир, он ощущает противный холодок, бегущий по спине. И еще — досаду.

— Шурф? — Макс приподнимается на локтях, смотрит в лицо Великому Магистру пристально и тревожно.

— Знаешь, я не против провести с тобой несколько вечностей. Но мне бы хотелось, чтобы такие радикальные решения ты все-таки согласовывал со мной. Даже если не говорить о том, что у меня как у главы Ордена Семилистника остались незавершенные дела, тебе стоило бы подумать, что...

— Стоп-стоп-стоп!

Макс садится, разворачивается к нему лицом и смотрит. Просто смотрит, причем выглядит таким изумленным, что сэр Шурф начинает сомневаться в сделанных выводах.

— Ты что, решил, что я тебя сюда притащил без спроса, и теперь ты не сможешь выбраться отсюда в любой нужный момент? — наконец спрашивает он.

— Теперь, увидев твою реакцию, я понимаю, что это не так.

— Ну разумеется не так!

Макс снова вытягивает из кармана сигарету, даже не задумавшись о том, что вообще-то пачка давно перекочевала к Шурфу, зарывается ладонью в волосы.

— Если бы Тихий город оставался тем же, каким был, я бы никогда тебя сюда не привел, — говорит он.

Голос его звучит почти спокойно, но Великий Магистр вздрагивает — столько невысказанной обиды стоит за этими ровными интонациями. Он придвигается ближе, так, чтобы оказаться на расстоянии пары сантиметров, но все еще не касаться.

— Расскажи, — требует он.

Макс молчит. Долго молчит, секунд пятнадцать, потом приваливается спиной к жесткому плечу и откидывает голову назад. Сэр Шурф позволяет себе слегка улыбнуться.

— Я все думал, почему Тихий город вообще появился. Вряд ли ведь у кого-то просто возникла фантазия, что во Вселенной обязательно должно быть настолько жадное место, да такая стойкая, что взяла и осуществилась.

Вообще-то у Великого Магистра есть почти бесконечное количество аргументов в пользу именно этой версии и еще больше фактов на смежные темы, почерпнутых из классических исследований. Но он молчит, потому что давно уже уверен: в вопросах путешествий между Мирами с Максом спорить бесполезно, ему лучше знать.

— И потом вся эта история с любовью... Когда я вырывался отсюда в первый раз, подумал, что только отвращение может стать моим спасением. В целом я оказался прав, но был еще способ.

Макс снова поворачивается к Шурфу лицом.

— Вот почему он притягивает к себе людей, м? — требовательно спрашивает он. И тут же, не дожидаясь ответа, продолжает. — Да потому, что собственных нет! За все время, что я тут жил, я ни разу не слышал, чтобы у кого-то родился ребенок. Правда, я и о смерти не слышал, зато слышал о людях, которые просто исчезают. Понимаешь?

Сэр Шурф кивает.

— Жителей здесь становилось меньше, и умножать их количество приходилось насильными методами. Ты каким-то образом решил эту проблему?

— Как видишь.

Макс разводит руками, будто пытаясь показать на все сразу — на водяные потоки, песок, виднеющиеся на самом горизонте очертания какой-то башенки, листья, кружащиеся по ветру, серебристые облака, людей с певучими голосами — весь Мир.

— Я просто помог ему доосуществиться, стать полноценным Миром вместо нелепого обрубка, — говорит он таким будничным тоном, будто речь идет о плановой уборке в Мохнатом доме. — И сразу все встало на место. Люди здесь рождаются, взрослеют, стареют и умирают. Люди здесь живут. И любят этот Мир, конечно — ну, большая часть из них. То меньшинство, что вечно всем недовольно, вроде меня самого, тоже есть, но его можно не принимать в расчет.

Сэр Шурф оглядывается вокруг. Мир действительно живой и плотный, и настоящий, и дышит, как и положено любому уважающему себя Миру. Великий Магистр притягивает Макса к себе, касается губами самой макушки, стискивает в руках так, что тот охает. Приходится немного ослабить хватку, хотя и очень не хочется.

— И чем же я теперь буду пугать послушников в Ордене? Раз Тихого города больше нет?

Макс устраивается удобнее в его объятьях, довольно вздыхает.

— А вот это придумывай сам. Я свое дело сделал, теперь твоя очередь. И вообще, кто-то говорил, что страх в обучении магии надо уметь преодолеть. Вот и води их сюда на экскурсии, пусть... преодолевают.

Великий Магистр вдруг наконец понимает, чем пахнет местный ветер: горьковатой солью, пряностями и обещаниями. Новой жизнью.

— Пусть, — эхом отзывается он.

_________
* Да, это реверанс в сторону фанфика «Подарок», написанного на ФБ-2015 от команды fandom Great Wizards.


@темы: Тексты, ОК Макс Фрай 2015, I этап, G—PG-13

Комментарии
2015-11-07 в 13:37 

Тикки Токито
Кавайный элемент (с)
Торжественно заявляю, что закончилась как личность и началась как невнятно булькающая счастливая клеточная масса х)

Это все так ошеломляюще чудесно, что никаких других слов решительно не подбирается :heart:
Спасибо, незабвенные, что додали мне по всем фронтам :-D

2015-11-07 в 16:17 

Бладж
Cogito, ergo sum. R.Dekart
Спасибо вам всем большое за прекрасные истории.

2015-11-07 в 21:01 

**yana**
нервный пофигист
Великолепные истории)) Спасибо большое! :inlove::inlove::inlove:

2015-11-07 в 21:23 

Arrrgentina
You gotta dig in deeper
Ура шурфомаксы!)))

лайк за Стругацких :vo:
Видимо, Лонли-Локли искренне считал, что он прислоняется к стволу ради удобства. Но из-за идеально прямой спины Мастера Пресекающего я никак не мог отделаться от ощущения, что на самом деле Шурф это дерево старательно подпирает, просто не признается в этом даже самому себе. :lol:

В Возвращении у вас дико милый Шурф, а в Тихом мире — Макс)

2015-11-08 в 01:38 

Dec
В этом мире нет случайностей — есть только неизбежность.
Все три текста получились тёплыми и душевными. Мне очень нравятся ваши Макс и Шурф, команда. Спасибо.

2015-11-08 в 02:02 

Чуддштф
В Возвращении Шурф получился потрясающий! А Макс - тот еще самовлюбленный дурак, прямо по канону.

2015-11-08 в 13:16 

Tia-T@i$a
Рассказчик должен верить в свою историю. Если он не верит, то никто не поверит. (с) Варрик Тетрас
Я растаяла умилённой някающей лужицей, с каждой историей растекающейся по комнате всё сильнее. Хорошо, что у меня соседей нет - я бы их непременно затопила :crazylove::crazylove::crazylove: Это прекрасные работы, все три :red:

2015-11-08 в 13:26 

Halisa aka NaVi
Офицер поддержки
Потрясающие работы, ребят:heart:
Вспомнила молодость и причину, по которой так любила этих парней:heart: Спасибо вам ха это:heart:

2015-11-09 в 22:18 

"По законам жанра" вы просто обязаны написать продолжение. Нет, серьезно, оно обязательно должно быть! А то что же это такое, только история началась, и на тебе! читать дальше

URL
2015-11-14 в 01:55 

Хуна Элианер
Кррр...
Ох-х, вот уж никогда не думала, что Шурфа можно соблазнить макаронами с тушенкой XD Боюсь представить его комментарии, когда попробует!
Хотя, честно сказать, поначалу меня выбили из колеи фразы Макса. Слегка не в его стиле, что ли... Но к концу - к концу я ему поверила, как он сам поверил в себя рядом с Шурфом.

Тихий мир порадовал именно идеей, все же персонажи немного ООС. Но это исключительно на мой вкус. Автору спасибо за одну идею и это изумительное море, которое увидел Шурф.

2015-11-18 в 18:51 

Bacca.
Рано или поздно, так или иначе
:heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart:
Особенно Возвращение!

2015-11-18 в 23:41 

ОК Макс Фрай 2015
Тикки Токито, незабвенные рады и чокаются камрой! спасибо!

Бладж, наши Мастера Рассказывающие постараются и дальше вас не разочаровать ;)

**yana**, нам очень приятно! :white:

Arrrgentina, откроем вам секрет: они у нас все милые чудовища, мы их просто любим ;) лайк за Стругацких спасибо!

Dec, команда :friend: в смысле они вообще чудесные, а мы только немного подсматриваем... Спасибо!

Чуддштф, Шурф получился потрясающий! А Макс - тот еще самовлюбленный дурак, прямо по канону. ну есть немного такое, да... :shy:

Tia-T@i$a, соседям можно сказать, что им это все приснилось. Ничего не было. Не было ничего... :laugh:

Halisa aka NaVi, и вам спасибо! нам очень приятно, что мы о таком хорошем напомнили... :shy:

Гость, ну насколько мне известно, к одному из трех фиков в этой выкладке продолжение пишется, или сиквел, или вбоквел... точнее не скажу. Но очень приятно. что вам понравился наш текст!

Хуна Элианер, никогда не думала, что Шурфа можно соблазнить макаронами с тушенкой XD Боюсь представить его комментарии, когда попробует! ну а вдруг понравится! он такой оригинальный товарищ... :aaa:

Но к концу - к концу я ему поверила, как он сам поверил в себя рядом с Шурфом. о, это просто совершенно чудесная фраза... :pink:

все же персонажи немного ООС. Но это исключительно на мой вкус. Автору спасибо за одну идею и это изумительное море, которое увидел Шурф. это просто разное вИдение персонажей наверное... так приятно, что вы тоже это море увидели... :red:

2015-11-18 в 23:43 

ОК Макс Фрай 2015
Vassa07, спасибо! автору "Возвращения" очень приятно (унес все запасные сирца в нору)

2015-11-26 в 18:47 

N.Lupin
Делая шаг в неизвестность, главное - не растеряться!
:shy: Дошла наконец-то до комментариев.
:heart::heart::heart: Очень нежные истории и очень достоверные герои... очень люблю их!
Но конечно лучще всех - Тихий Мир. Наверное потому, что про Сновидения, где всё по другому. И может быть всё что угодно. И сразу приходит в голову - наверное так и было, почему нет. Очень люблю такое... автору много сердец! :song:
Уже жду субботнюю выкладку... :love:

2015-11-29 в 14:28 

Aerdin
"Всевышний хоть и изощрен, но не злонамерен". Старая иезуитская поговорка
все три вещи - словно отщипнули по кусочку из кушаний кукольной кухни сэра Кофы: очень мало и очень вкусно, и все такое разное)))

По законам жанра
буднично, смешно и забавно, и только горячими мурашками по позвоночнику - вот это ускользающее прикосновение. То ли было, то ли нет, потому что если всерьез, то непонятно, что с этим делать, а врать себе, что не всерьез, очень непросто. Но Макс справится, да
Возвращение
прекрасное АУ, очень утешительное наваждение, из-под которого проглядывает настоящее - Шурф вполне мог вот прождать горе-вершителя все трое суток, а эта скотина приволокла себя в дом у моста
Тихий Мир
:lol: все, что вы хотели знать о том, что нужно делать с самыми страшными ловушками
нет, на самом деле, шикарно написано. Реальность, данная в ощущениях - запахах, звуках, прикосновениях. Эти двое вполне потянут несколько вечностей вместе, никаких сомнений))
и приятный сюрприз - сэр Макс все-таки начал творить чудеса осознанно.

2016-03-03 в 20:09 

little.shiver
Быть с тобою рядом целый век мало мне...
Жаль, что только теперь до Вас дошла. Чудесные шурфомаксы, тёплые и настоящие. Вы согрели мне душу холодным весенним вечером :heart:
Спасибо)

2016-03-05 в 21:59 

Хельгрин
Я приду туда, где ты нарисуешь в небе солнце
N.Lupin, ох, ну вот один из авторов до комментариев вообще черт знает когда дополз. Спасибо!!! :red:

Aerdin, а врать себе, что не всерьез, очень непросто. Но Макс справится, да ну да, он у нас мальчик талантливый. а нам потом расхлебывай ;)

Шурф вполне мог вот прождать горе-вершителя все трое суток, а эта скотина приволокла себя в дом у моста
жалко мне пугать моим ржачем некого ;)

little.shiver, автор первых двух очень рад!

2016-03-06 в 00:44 

Aerdin
"Всевышний хоть и изощрен, но не злонамерен". Старая иезуитская поговорка
Хельгрин,
Нет, можно еще подождать, пока Макс примется исправлять сам ;) но долго ждать придется

Тоже думаешь, что так и было? ;)

   

"Осенний Книголюб" (Книжная ФБ)

главная